Первым делом – сноуборды, девушки потом (экстремальное интервью)

19.12.2007

Накануне фестиваля сноубордистов «Snow Factory-2007» «Спортивный Дозор» пообщался с представителями этого экстремального спорта. В гостях у «СД» – соорганизаторы снежного праздника Дмитрий Бураков и Евгений Койков. Оба – с многолетним стажем сноуборда.

 
0  

Дмитрий – экстремал-многостаночник, он также роллер, увлекается слаломом и прыжками в высоту на роликах. Евгений предпочитает сноуборд, он увлечен джиббом, биг-эйром и фрирайдом (подробнее о специфических сноуборд-терминах и программе фестиваля – здесь.).

Участники и соорганизаторы многих подобных фестов – например, крымского «A-zone» и карпатского «Hand-made» – рассказали о перспективах экстрима в Украине, девушках и суевериях «бордюков», как они сами себя называют.

Эксклюзивное интервью «Дозора».



– В каком состоянии сейчас экстремальный спорт в Украине? Наблюдается развитие или спад?

Дмитрий Бураков: Сейчас как раз не спад, сейчас идет развитие. Если недавно можно было говорить о застое, то сейчас «все вылезает». Появляются новые мероприятия, которые собирают людей одного направления и образа жизни. Мы надеемся, что уже в ближайшие годы экстремальные виды спорта получат свои федерации, и начнут развиваться в Украине официально.

Соответственно, мы занимаемся тем, чтобы этот процесс укорить, популяризируем его.

– Есть уже сейчас неформальные объединения экстремалов?

ДБ: Да, в настоящее время существуют такие организации, но их пока нельзя назвать, скажем, всеукраинскими федерациями, потому что такой статус подразумевает, например, государственное финансирование.

Мы-то называем себя федерациями, но… В общем, нас можно назвать неформальной Федерацией экстремальных видов спорта Украины.

- Почему фестиваль такого масштаба, как «Snow Factory», проводится именно в Харькове?

Евгений Койков: Во-первых, мы живем в этом городе. Так как в Харькове, в отличие от большинства городов Украины, есть несколько горок, где можно кататься, поэтому именно у нас это набирает обороты. Хотя и в Киеве есть такие горки.

ДБ: В Харькове много людей, объединенных этой идеей. Которые готовы действовать, чтобы привлечь внимание к этому процессу.

– Сколько в Харькове вообще экстремалов?

ДБ: Порядка нескольких тысяч человек.

ЕК: Мы на Новой Швейцарии на Белгородском шоссе обустроили сноу-парк (на фото – один из элементов). Установили перила, препятствия. Теперь здесь можно будет развивать фри-стайл и джиббинг.

ДБ: Помимо прочего, в Харькове есть магазины, которые поддерживают сноубордистов. Предоставляют снаряжение, материальную помощь.

– Не секрет, что экстремалы часто травмируются. Что бы вы посоветовали делать, чтобы избежать связанных с этим проблем?

ЕК: В рамках нашего предприятия надеемся привлечь внимание к вопросу страхования.

ДБ: Надо адекватно оценивать риск, на который ты идешь. Мы не говорим каждому конкретному человеку: страхуйся!

ЕК: Надень шлем!

ДБ: Когда идем в горы, никогда не поленимся пойти и застраховаться.

ЕК: В целом, конечно, необходимо пользоваться средствами защиты.

– А как вы относитесь к людям, которые по-пижонски предпочитают не пользоваться защитой?

ЕК: Катайся, пожалуйста, только не проси потом, чтобы мы тебя навещали в больнице.

ДБ: Объективно необходимо ко всему подходить, и лучше лишний раз не лезть на рожон, прислушаться к мнению опытного человека.

– Часто говорят, экстрим – это наркотик. А как сочетаются настоящие наркотики с экстримом? Или он, как любой спорт, подразумевает здоровый образ жизни?

ЕК: Каждый выбирает для себя. Никто не будет копаться в душе другого сноубордиста. Хочешь – делай с собой что угодно. Другое дело, что наркотики, спиртное, курение – оно просто не даст тебе заниматься этим. Например, если нет подъемника, если ты куришь – ты не сможешь подниматься в гору после каждого спуска. Просто не хватит дыхания.

ДБ: Мы ведем здоровый образ жизни, который сейчас является кредо всей европейской молодежи. Но никогда не упрекнем другого. Никаких рамок, кроме тех, что человек сам себе устанавливает.

ЕК: Хочет человек курить – пусть курит. Нет такого, что «от тебя пахнет алкоголем, значит, тебя в федерацию не возьмем».

БК: А адреналин – он сам по себе наркотик. Ветер в лицо, слезы из глаз – вот и есть кайф. В Европе сноубординг обозначают как «fun» - радость, получение удовольствия. Зачем еще какая-то химия?

ЕК: А пьем – глинтвейн.

ДБ: Идеальное традиционное сочетание – горы, солнце, снег, сноуборд и глинтвейн. Сноуборд и глинтвейн – это «true»!

– Вернемся к вашему фестивалю. По каким дисциплинам сноубординга возможно организовать соревнования в харьковских условиях?

ЕК: Для таких дисциплин как джиббинг, джампинг – уже легко.

ДБ: Собственно, все, кроме дисциплины фри-райд, уже можно на харьковских склонах организовать.

ЕК: Да, фри-райд – это свободное скольжение от вершины вниз. Он, естественно, подразумевает наличие гор, длинной трассы.

– У каждой субкультуры есть свои, так сказать, адепты. У наркоманов – Хантер Томпсон, у рекламщиков – Фредерик Бегбедер, у интернетовских «падонкаф» – Даня Шеповалов и Удафф. У экстремалов есть какая-то общая философия, адепты, какая-то культурная «надстройка» над вашим увлечением?

ДБ: «Надстройка» над этим одна – это СНЕГ!

ЕК: Нет, такого, пожалуй, нет. Есть, например, сноуборд-видео. Его очень много снимают, чтобы показать, как можно, как нужно, чего можно достичь, если захотеть. Летом коротаешь вечера, смотришь сноуборд-видео, тоскуешь по зиме…

ДБ: «Адепты» у нас – не писатели или режиссеры, а такие же, как мы. Есть такое понятие – про-райдеры. Например, Шон Уайт. Они катаются за определенные мировые бренды, они на мировом уровне участвуют в соревнованиях. Других «объектов субкультуры» у нас нет.

– Сноуборд – дорогое увлечение? Во сколько влетит снаряжение для новичка, для начала, и сколько стоит оно для стремящегося стать профи?

ЕК: Для новичка подойдет «Б/У-шный» комплект. Такой можно купить за 700 гривен (я, например, продаю). Это доска, крепления и ботинки.

ДБ: Сейчас существует четкая тенденция: идет процесс «сноубординг в массы». Поэтому, если говорить о НАСТОЯЩЕМ снаряжении, то полный комплект доска плюс крепления плюс ботинки – новое, брендовое, профессиональное снаряжение – 300 долларов. Если идти дальше, то профессиональный комплект защиты, плюс одежда – где-то еще 300 долларов.

– А шлем?

ДБ: Шлем сам по себе вещь очень дорогая. Но я скажу так, на голову падают в самую последнюю очередь. Хотя бывает разное.

– Сами вы бились, ломались?

ДБ: Ну, бьемся мы постоянно. Я сам – ломался. Но я вам скажу, падаем мы постоянно. Без падений нет прогресса.

ЕК: Если сноубордист не падает, то это не сноубордист. (улыбается)

ДБ: У меня был закрытый перелом большого пальца правой руки. Все по полной: операция, спицы ставили. По глупости случилось.

ЕК: Моя самая серьезная травма – сильно отбил копчик при падении на пятую точку. Ничего не ломал, тьфу, тьфу. (улыбается)

– Вы как-то неохотно отвечаете…

ДБ: В нашем мире есть определенные суеверия. Так, например, никто не говорит на горке «последний спуск». Говорят всегда «завершающий спуск». Избегаем разговоров о травмах, лавинах. Все и так знают, что такое случается, о чем говорить?

– Хорошо, сменим тему на приятное. Девушек привлекают экстремалы?

ДБ: Мы не «заморачиваемся» на том, чтобы воспользоваться сноубордом как средством привлечения девушек.

ЕК: Это касается всех экстремалов: роллеров, велосипедистов и всех остальных. Мы занимаемся этим только ради этого. Это не средство к чему-либо, а цель!

– У сноубордистов есть какой-то свой особый сленг? Вот, например, как вы называете друг друга?

ЕК: «Бордер», «бордист», «бордюк». А девушек – «бордючка». А лыжников – «козлами». Только этого не пишите, пожалуйста. (смеется)

– Девушек вы признаете в сноуборде? Нет шовинизма мужского определенного?

ДБ: Ни в коем случае.

ЕК: Наоборот! Всегда поддержим, девчонок вперед! Если лыжник подрезал девушку, любой уважающий себя «бордюк» даст ему по лицу.

– Насколько я понял, у вас с лыжниками некое негласное противостояние?

ДБ: Противостояние негласное есть. Определенная конкуренция. Но настоящего конфликта, конечно, нет. Мы дружим, в конечном итоге спортивная солидарность преобладает.

ЕК: И «козлы» – это не обидное прозвище, а фактически спортивный термин. (улыбается)

– И напоследок – одной фразой – кредо сноубордиста?

ЕК: Ветер в харю, а я шпарю! (смеется)

ДБ: Сноуборд – это свобода!

Стенли Зверев

// Настоящий Дозор


1-й Всеукраинский Сноуборд Фестиваль «Snow Factory-2007» пройдет 22-23 декабря в Харьковской Швейцарии, на «Косогорах» . Мероприятие посвящено Дню сноубордиста.

 

bigmir)net TOP 100