Игорь Вовчанчин: «Пытались подражать Чаку Норрису и Брюс Ли»

22.12.2011 [ Борис Бреславец ]
Игорь Вовчанчин: «Пытались подражать Чаку Норрису и Брюс Ли»
Игорь Вовчанчин

Самый известный украинский боец, добившийся больших высот в смешанных боях и боях по правилам ММА, Игорь Вовчанчин рассказал о своей карьере, появлении боев в Украине, турнирах PRIDE, своих суевериях и возможном возвращении на ринг.

 
0  

Вы начали с легкой атлетики, почему решили бросить ее и заняться боксом?

Поначалу я вообще занимался футболом, это первый-второй класс, потом пошел на легкую атлетику. Дело в том, что в школе, где я учился, больше ничего не было. (Игорь Вовчанчин родом из поселка Феськи Золочевского района). Если бы были какие-то единоборства, занимался бы ими, а так до восьмого класса был в спортивной школе по легкой атлетике. Бегал стометровки, толкал ядро, диск метал. Именно этим и набрал силы для удара. Потом, когда учился в ПТУ, пошел на бокс.

Тогда как раз пошел бум восточных единоборств, на видео появлялось множество фильмов, и каждый хотел быть похожим на Чака Норриса и Брюса Ли, но самого карате и единоборств нигде не было. Я занимался боксом, и все время смотрел эти фильмы. Хотелось самому точно так же. Бывало, насмотришься фильмов, и начинаешь махать ногами, правда, не имея даже представления о технике. Просто было желание. В 91-ом году меня пригласили в команду выступать. Им нужны были тяжеловесы, а у меня тогда было где-то 85-86 кг. Я тогда в первый раз поехал в Москву и удачно выступил. Стал вторым в своем весе и в абсолютке. Тогда же и узнал, что такое «лоукик» - это когда бьют по ногам. Я думал, да ну что это за удар, а потом, когда утром со слезами обувался, я все понял.

Затем меня взяли в профессиональную команду по кикбоксингу, за которую я выступал до ее распада в конце 1994 года. В то же время появились кассеты с боям без правил, и я точно так же стал фанатично к этому относиться. Я всегда к спорту относился фанатично. Мне вообще ничего не нужно было, я тренировался по два раза в день.

А сейчас тренируетесь?

Тренируюсь. Не так конечно, по два – три раза в неделю, когда как. Не профессионально, а для поддержки формы.

Запомнились ли первые бои? Были ли они удачные?


Первый бой, да, запомнил. Я второе место занял на харьковском турнире. В финале, правда, проиграл мастеру спорта по самбо и дзюдо Андрею Беседину. Я тогда еще не умел бороться. Была физическая сила, но не было борцовской выносливости. Пришлось немного подучиться борьбе.

А с кем сложнее все же, с борцами или с ударниками?


На тот момент было сложнее с борцами, сейчас как бы все подходят к этому универсально, поэтому сейчас и не скажешь с кем тяжелее.

У Вас очень хорошая ударная техника, многие соперники на первой минуте падали...

Да было такое. Я по натуре как бы ударник, мой главный конек – это удар. Я его всегда использовал. Но все зависит от той школы, которую получил изначально. Так, например, сколько борца не учи бить, а главный его конек будет в борцовских приемах, и наоборот.

Вне ринга эти навыки помогали?

Конечно, раньше часто.

В детстве много дрались?

В детстве я все время дрался, в школе, на улице, постоянно дрался. Когда стал спортом заниматься, даже той легкой атлетикой, еще дрался. А вот когда пошел на бокс, то уже начал о чем-то думать, просто так не ударишь, сначала подумаешь, прежде чем ударить, 10 раз все взвесишь.

Сколько Вам было лет, когда начали заниматься спортом?

В школе еще со второго класса где-то. А в третьем классе уже конкретно на легкую атлетику пошел. Занимался ею по восьмой класс.

А в легкой атлетике были какие-нибудь успехи?

Да у меня первый разряд был по метанию ядра и диска. У меня хорошая дыхалка была. Тренер всегда шутил, что это за метатель ядра, который кроссы выигрывает.

Кто был Ваш первый тренер в боксе?

В боксе Касымов Александр Иванович. Я занимался во Дворец спорта «Нептун» с 88-го по 95-й год. В основном там все и началось. Первые соревнования там, первые тренировки. Именно там и первые успехи пошли, добился чего-то. А потом все, реклама – двигатель прогресса. Появились кассеты, Брюс Ли, и все пошло. Все видеосалоны забиты такими, как я, все сидят и смотрят. Потом пытались подражать.

Вы довольно часто участвовали в турнирах Pride? Расскажите, как попали в Японию и атмосфере, как японцы относятся к таким турнирам?

Сначала я выступил в чемпионате и Кубке мира, был в Израиле. Занял первые места, меня заметили представители Pride и пригласили. Когда приехал в Японию, был всем удивлен, в том числе и отношением японцев к спортсменам. Если ты чемпион, неважно по олимпийскому виду спорта или нет, ты на вершине. Они любят всех, кто чего-то достиг, установил какой-то рекорд. Каждый японец знает тебя в лицо, тебя все фотографируют, хотят подержаться за тебя, как бы на счастье.

Есть какое-то отличие японских бойцов от европейских?


У них есть сила духа. Японцы, может не все, но в основном, насколько я видел, ребята очень сильные духом. Они борются до последнего, даже если видят, что проигрывают. У меня был бой в десятом PRIDE с Энсоном Инуэ , его уже после первого раунда поднимали, он снова падал, его снова поднимали. У него наколка такая есть: «Сильный японский дух. Умру, но не сдамся». Он действительно сильный и талантливый боец. И я был первый, кто смог его победить. Можно так сказать, размочил ему счет. Тогда я многим счет размочил, тем, кто меня недооценивал. На вид я был не сильно большого роста и по фактуре не очень рельефный, но сил хватало.

Насколько важна скорость, и как она помогала Вам в боях против соперников, которые были значительно крупнее Вас?

Дело в том, что даже когда я тренировался, я старался тренироваться с ребятами, у которых категория меньше чем у меня: 70 кг, 80 кг при моих за 100. Я старался подражать их скорости. Играл в их игру. Стараясь за ними угнаться, сам становился быстрее. Я много занимался ОФП, бегал стометровки, кроссы. Каждую субботу и воскресенье бегал по 10 км. А каждый день по 4-6 километров, в зависимости от погоды. Было 13 тренировок в неделю. Профессиональный спорт был моей основной работой.

Почему решили уйти?

Больше травмы повлияли. Да и последний контракт был тяжелый, пять боев и без отдыха. Загнал себя чуть-чуть. Я даже когда бросил, вообще не тренировался, вообще ничего не делал.

Были ли предложения в Америке?


Были. Пару раз даже визы открывал, но всякий раз мешали травмы, и я туда не доехал. Просто все знают тебя как чемпиона, и видят только на ринге, не видя другую сторону жизни, когда зализываешь раны. Я никогда не показываюсь, когда травмы, о них знают только дома и друзья. Вот когда я здоровый, тогда я везде на людях.

Много травм было?


Много. Руки, ноги и зубы с ребрами. Все было.

В этом виде спорта насколько часто происходят договорные поединки?


На 99% их практически нет. Бывает, для зрелищности просят потянуть время и не рубить с первого удара.

Расскажите немножко о бое с Джексоном. На ринге он передал Вам записку. Что было в ней?

Эта записка - такой своеобразный психологический ход. Когда настроен на бой, а передают записку, и неважно, что там написано, то невольно начинаешь думать о ней, о том что там написано, и отвлекаешься от боя. Этой запиской Джексон сбил весь настрой. У меня мысли все были о том, что же там написано.

Бывают ли среди бойцов суеверия? И какие есть у Вас?

У каждого человека есть свои принципы и суеверия. У одних это черные кошки, у других – пустое ведро. У меня свое суеверие было. Если за неделю до боя получал во время тренировки рассечение, все, ехать нельзя. Я все сопоставил, у меня каждый проигрыш сопровождался сечкой до боя. Эта травма, она как бы предупреждает меня. При этом непонятно, как они получались, ведь тренировки всегда проходили в защитной экипировке.

С какой ноги на ринг заходите, с правой или с левой? Или для Вас это неважно?

Я всегда с левой заходил.

Расскажите, как с Олегом Тактаровым познакомились? Вы пересеклись на каком-то турнире?


С Тактаровым мы в Японии пересеклись, просто так познакомились. У него был третий Pride, и он проиграл его Гари Гудриджу. Затем в четвертом Pride я встретился с этим соперником и нокаутировал его.

Расскажите немножко о планах на будущее в отношении турнира «Честь воина»?

«Честь воина» будет продолжаться как всегда, и я думаю, что мы в рамках проекта откроем турнир Игоря Вовчанчина. Это будет как Гран-при, самый большой турнир.

А у самого не было желания вернуться на ринг?

Можно, конечно, вернуться, но дело в том, что мне в феврале сделали операцию на руке, и я только месяц как начал тренироваться. Большой перерыв был. Меня приглашают, конечно, но не для того я делал себе зубы и руки, что бы сразу идти и вновь их ломать. К тому же надо сначала восстановиться, чтобы быть готовым продолжать дальше. Я форму, конечно, себе поддерживаю, в спортзал хожу, иногда по утрам бегаю.

Насколько развит ММА у нас в Украине? Насколько сейчас люди желают смотреть это?

Есть желающие, которые хотят не только смотреть, а и заниматься. В ММА сейчас большая конкуренция. Очень тяжело туда пробиться. Допустим, если говорить об Америке, то скажем прямо, они тянут больше своих бойцов. Сейчас хорошо, что ввели несколько весовых категорий. Раньше была одна категория, больше 90 кг, при этом легкий вес вообще не рассматривался. Они даром никому не нужны были. Сейчас же возможностей стало больше, есть где выступать и можно поднимать уровень турнира, а это значит приглашать борцов из-за границы. Проводя свои турниры, мы понемногу обкатываемся. Уже есть определенный рост, но он слабенький. Нужен обмен опытом. Некоторые из наших ребят стараются, перенимают этот опыт. Так, Вова Катыхин, который у нас выступает, сейчас тренировался в Америке.

После того как Вы и Олег Тактаров ушли с ринга, на территории постсоветского пространства ни о ком из сильных бойцов не слышно, разве что Федор Емельяненко, есть надежда, что появится еще кто-нибудь?

Я думаю, есть. Просто у нас, допустим, только «Честь воина» проводится, киевская федерация проводит «Пересвит», есть еще несколько турниров, проводимых разными организациями. Все стараются делать в восьмерке, восемь бойцов, а желающих намного больше, не все попадают. Тут нужно или больше турниров проводить, или чаще просто.

Как, по-Вашему мнению, будет складываться дальнейшая карьера Федора Емельяненко? Не станут ли последние поражения ее концом?

Просто мне кажется, что ему передохнуть нужно, и отвлечься от спорта. У него в последнее время был напряженный график. Он снимался в фильме, скорее всего это и повлияло. Съемки проходили практически перед самым боем, это отвлекало, а нужно было больше тренироваться. Был тяжелый бой, и он проиграл. Затем не восстановился и проиграл во второй раз. Но я думаю, он молодой еще и у него все впереди.

А вот в боксе, кто на сегодняшний день может создать конкуренцию братьям Кличко?

Практически нет конкурентов. Я вообще даже никого не рассматриваю. Дэвид Хэй был единственный. Да, он показал, что за счет скорости можно переиграть Кличко, но одной скорости мало. Еще хитрость бойцовская нужна.

Чем, кроме спорта, еще увлекаетесь? Насколько знаю, любите погонять на байках?

Это раньше было. Я это перерос. После рождения ребенка другие заботы появились. Ну, а сейчас увлекаюсь охотой.

А как семья относится к вашим боям?

Относилась плохо. Скажем так, моя жена никогда не смотрела бои. Даже знает, как я выиграл, но никогда их не смотрит.

Если вернетесь на ринг, семья поддержит Вас?

Ребенок поддержит, да. Он уже спрашивает: «Папа, а ты когда будешь выступать?»

Что для вас главное в спорте? Как можно достичь высот?

Желание. Если будет желание, то, я думаю, будет везти всегда. Немало значит также оказаться в нужное время в нужном месте. Да и спортивная подготовка тоже очень много значит. Есть ребята, которые говорят, что хотят заниматься боями без правил, а за спиной нет никакой школы, ни борьбы, ни ударной, ничего. Тяжело человека научить сразу и бить, и бороться. Это несопоставимо. Нужно чем-то одним заниматься, достичь в этом чего-нибудь. В чем-то усовершенствоваться, допустим, достичь совершенства в борьбе, тогда и в остальном будет успех.

bigmir)net TOP 100